Monthly Archives: December 2009

Кратко о перспективе

“Длительная перспектива – обманчивый ориентир для текущих дел. В длительной перспективе все мы будем мертвы” / Джон Кейнс

 

Павел Сурменок

Красноярск, 22 декабря 2009, полдень

 

Кратко о вопросах

“Бывают, конечно, вопросы очень примитивные, но даже на такой вопрос стоит отвечать, поскольку, если человека что-то интересует, он должен получить это знание” / Анатолий Вассерман

 

Павел Сурменок

Красноярск, 22 декабря 2009, полдень

 

Орфография сохранена

Нередко поднимается такой вопрос: какого чёрта люди выдают документы с орфографическими ошибками, если Word позволяет их отследить.

Вопрос интересный. Я сам, хоть и использую Word для написания текстов, но игнорирую сигналы модуля проверки правописания. Почему?

Да потому же, например, почему у меня в почтовом клиенте в Inbox‘е лежат непрочитанные письма полугодовой давности (это хорошо, что полугодовой :) как-то в прошлом году я оттуда письма трёхлетней давности убирал).  А здесь всё просто. На эти письма нужно как-то реагировать действием: опубликовать что-то на сайте, что-то где-то найти и разобрать и т.п. Как правило, это дела не первой важности и не первой срочности, поэтому сразу я их не делаю. А когда они полежат в Inbox‘е пару недель, мой мозг заголовки этих писем просмотрит уже много сотен раз, и перестанет их воспринимать как новый элемент. Эти письма станут неотъемлемым элементом пейзажа и перестанут привлекать к себе внимание.

Точно так же мозг привыкает и к другим сигналам, которые будучи редки, действуют замечательно, но при частом повторении перестают работать. Например, если подчиненному каждый раз, ставя задачу, говорить что это очень срочно, то довольно скоро он вообще слово “срочно” станет игнорировать. Применяя же такой признак задания дозированно, можно ожидать, что срочные задания будут выполняться максимальными темпами. “Срочно” перестает быть шумом и становится сигналом.

Что касается правописания, то откуда здесь может быть шум? Всё банально. Ради интереса, я в одном из предыдущих постов исправил все орфографические ошибки, и посчитал, сколько слов Word после этого всё еще продолжал подчеркивать. Их было более 40 штук. Что это за слова? Многие слова Word 2007 просто не знает, видимо потому что они не вполне официальны. Например, “рунет”, “блоггинг″, “блогосфера”, “праксеология” и др.  Еще подчеркивает имена собственные.

В итоге остается много шума, который со временем глаз перестает воспринимать как то, на что нужно реагировать. В идеале в грамотном документе Word вообще не должен ничего подчеркивать, тогда первое же подчеркивание будет справедливо восприниматсья как ошибка, которую нужно исправлять. Как этого добиться?

Вы можете сказать, что такие слова надо просто добавлять в словарь Word‘а, и тогда в следующий раз будет проще. Да я бы не сказал. Начнем с того, что я пишу как на домашнем компьютере (точнее домашнем ноутбуке :) ), так и на мобильном ноутбуке. Значит, внеся в словарь слово дома, я буду продолжать иметь проблемы с ним в поле. А что если мне придется переустановить Word? Словарь исчезнет (либо его придется как-то выковыривать из старого Word‘а и всовывать в новый).

Ну да ладно, допустим, проблемы с разными экземплярами Word‘а нет. Но всё равно проблема остается. Слов-то новых придумывается уйма. Добавил сегодня в словарь 10 штук – завтра еще столько же появится. Да и как-то не хочется проводить время за таким занятием.

 

Возможное решение проблемы – объединение усилий множества таких же “писателей″. Ведь я не один, кто с такой проблемой сталкивается. Почему бы не сделать какую-то единую базу слов, с которой будет работать Word. Тогда, добавив в базу слово “рунет” я облегчаю жизнь Васи Пупкина, который завтра тоже будет писать какой-то текст с словом “рунет”. В итоге, работа по наполнению словаря будет совершаться на порядки быстрее, и с меньшими усилиями каждого отдельно взятого Васи Пупкина.

Конечно, здесь не всё так просто с точки зрения программной реализации. Ведь Вася Пупкин может и слово с ошибкой в словарь закинуть по незнанию. Здесь видимо нужно вводить какие-то инструменты вроде метода экспертных оценок. Но это уже технические детали.

 

 

P.S. А так ли вообще необходима тотальная грамотность текстов? Может достаточно просто, чтобы концентрация ошибок была не слишком высока, чтобы это не резало глаз?

 

Павел Сурменок

Красноярск, 22 декабря 2009, полдень

 

Хазер о надежности. Часть 1

Я ранее неоднократно говорил о таких вещах, как риск, надежность, эффективность. Управление риском – это одно из тех умений, благодаря которому мировая экономика гигантскими темпами развивается последние десятилетия. И это надо понимать.

В Московском Клубе Предпринимателей около года назад, в самом начале экономического кризиса в России, выступал Михаил Хазер, владелец косметической группы Космотерос. Говорил он как раз о том, как учитывать фактор надежности при построении бизнеса. При создании своей компании он использовал богатый опыт обеспечения надежности, применяемый в военно-космических силах. Децентрализация, резервирование и т.п. Вплоть до того, что заводы раскиданы по всей России, есть дополнительные центральные офисы, недвижимость защищена выделением в закрытый ПИФ, а если его вдруг убьют конкуренты или посадят чиновники – то его семья обучена ведению нехитрых бизнесов.

Аудио/видео этого выступления я предоставить не могу, копирайт обязывает. Но ниже приведу текстовую расшифровку:

 

“… Мы очень здорово увлекаемся таким понятием как эффективность бизнеса. То есть вот так можно нарисовать картинку. Это наш бизнес, и чем он становится больше, тем нам лучше. Шарик становится всё больше и больше, прибыль больше, доля рынка больше. Но при этом мы как правило никогда не обращаем внимания, а на каком постаменте этот шарик у нас стоит.

Эффективность. Все наши эксперты из уважаемых консалтинговых компаний на протяжении многих лет, и я часто их за это критиковал как практик, все время акцентируют свое внимание на эффективности бизнеса. Что такое эффективность? Эффективность – это фактически способность бизнеса максимизировать какие-то показатели: прибыльность, доля рынка. Вот этими всеми вопросами мы занимаемся.

Есть другое совершенно понятие. Если мы постамент назовем, то постамент – это устойчивость бизнеса. И вот про устойчивость бизнеса фактически никто из советников, экспертов, консультатнтов никогда серьезно не говорит. Ее очень скромно как-то в угол загоняют, называют “риск-менеджмент”. Системы каких-то рисков. То есть эта тема по большому счету в экономической науке всерьез не прорабатывается вообще. Потом я попытаюсь объяснить, из-за чего это происходит. Но разговор сейчас о том, что устойчивость – это способность бизнеса не максимизировать показатели, а сохранять эти показатели в условиях негативного воздействия внешней среды.

На самом деле бизнес-система – вот она (шарик), но мы смотрим только на ее часть. На эту часть (постамент) вместе с внешней средой и со всем остальным мы не очень смотрим. Что стоит этот риск-менеджмент, если компании AIG, одной из крупнейших страховых компаний, по этой категории дают высочайший рейтинг надежности ААА, выше ничего нету, выше только звезды. И буквально как только какие-то проблемы начинаются с ипотечным рынком в США, полгода там они бузят, что-то там у них происходит, и вдруг самый-самый надежный бизнес, у которого самый-самый высший рейтинг надежности, выше ничего не бывает, термоядерной войны нет, атомной войны нет, ничего по большому счету нет, только волны пошли какие-то, он сдувается, и для того, чтобы его спасти, правительство США его фактически национализирует. Это что ж за такой абсолютно надежный бизнес? И почему ему тогда дают абсолютные ААА? Все инвест-банки, там один-два остались, тоже у них рейтинги какие-то колоссальные. О чем это говорит? О том, что мы живем в королевстве кривых зеркал, на самом деле. То есть все эти рейтинги, с точки зрения надежности, они дутые.

Если б я пришел, об этом сказал: “ребята, вот настал кризис, теперь я об этом расскажу”. Но я об этом говорил год назад, 2 года назад. Почему меня пригласили – потому что с самого начала я строил компанию исходя из того, что есть эффективность и есть устойчивость. И фактически мы можем все наши процессы показать таким образом. Что когда мы начинаем наш бизнес, с самого начала, у нас вот именно такой постамент и очень маленький шарик. Нет ни устойчивости, нет эффективности, мы только начинаем. Кто начинал в 90-е – у кого-то деньги у знакомых занимал, еще каким-то образом. Сейчас после 2000-го года кто-то в банк приходит, первые кредиты для начала бизнеса забирает. Дальше очень часто постамент не меняется, но растет эффективность бизнеса.

Можно двигаться иначе, можно менять постамент. Шарики одинаковые, эфективность вашего бизнеса одинакова. С точки зрения моей логики, где нам удобнее быть – здесь или здесь? Ежу понятно, да? Риторический вопрос. То есть, понятно, что если он у нас в этой лунке находится, не на постаменте, то тогда у нас всё в порядке с устойчивостью, у нас не очень хорошо с эффективностью. Но сейчас народ говорит: бог с ней с эффективностью, главное выжить. Поэтому конечно вопрос устойчивости. Но об этом нужно думать не сейчас, когда уже, помните игру в монополию, ветер сдул все домики. Вот в этот момент уже думать поздновато. Хотя конечно, если потом будут задавать вопросы, что-то можно обсудить. Об этом нужно думать, когда вы думаете, по какому мы пути пойдем: вот по этому, или по этому. Чтобы потом придти туда, о чем мечтают все, по большому боку: большой шарик в большой лунке. И эффективность великолепная и доля рынка большая, и еще такие сделаны все механизмы, что и устойчивость великолепная.

Первый квадрант, второй квадрант, третий квадрант, четвертый квадрант. Разговор, как придти в четвертый квадрант: отсюда, либо отсюда. Что на самом деле происходит в реальности: как правило, из-за того, что все об этом пишут, это надводная часть айсберга, все мы это понимаем, книжки читаем, с умными людьми общаемся, естественно большинство людей ориентируются именно сразу на ход 1-2. И большинство бизнесов всё-таки развиваются по этому сценарию. И здесь очень важно понять: а для чего вы создаете этот бизнес. В зависимости от цели создания бизнеса, можно выбирать и путь.

Если вы создаете бизнес для того, чтобы вывести его на биржу и потом быстренько продать, то тогда может быть действительно не надо ходит вот таким вот образом. Главное – до того как что-нибудь произошло, успеть его продать. Тогда абсолютно нет смысла идти допустим… почему: это требует времени, денег. Если ты тратишь какие-то усилия, ресурсы на повышение устойчивости, значит ты где-то проигрываешь в эффективности. Не может быть, чтобы ты одновременно без затрат делал и то и другое. Хотя я не скажу, что эти две характеристики полностью антиподы, но на самом деле разговор идет именно о том, что они взаимосвязаны. Ресурсы приходится тратить. Тогда может быть нет смысла тратить эти ресурсы? В одной из статей западных аналитиков я нашел очень интересную мысль. Один из экономистов западных написал: “вы понимаете, за последние 10-15-20 лет мировая экономика в основном испытывала только тренд к росту”. Вот общий тренд к росту шел. И поэтому за 20 лет уже воспитан менеджмент, в принципе менеджмент во всем мире, который готов рисковать, и кто больше рискует, тот больше потом выигрывает.

Как жить дальше, если потом у нас 3-5 лет вот эта схема не работает. Не будет она работать: риски постоянно возрастают, а менеджмент, вообще мировой менеджмент, он не готов к этой ситуации в принципе. То есть все время их предыдущий опыт показывал, что можно набрать кредитов, для того, чтобы открыть 200-300 магазинов. Из этих магазинов уже 150 на самом деле убыточны, но он еще всё равно опять берет новые кредиты, и если ничего не происходит, он в конце концов выигрывает. Он находит какую-нибудь американскую сеть, этой американской сети потом эту капитализацию, с непонятной прибылью и со всем остальным, продает, и своих там 50-70-150-200 миллионов долларов в карман кладет.

Ну, кто-то успел, кто-то не успел. Вот моя точка зрения, аптечная сеть 36,6, все вы ее наверняка прекрасно знаете, вот это яркий пример именно такой стратегии, когда нужно набирать, набирать, набирать, делать много, открывать, открывать, открывать. У них один единственный актив наиболее интересный – тот, который выпускает фармпрепараты, вот само производство Верафарм. Даже его прибыль не может покрыть тех убытков, которые дает розничная сеть. Вот они не успели продать. Сейчас они сокращают тысячу с лишним человек. Сейчас они продают этот Верафарм для того, чтобы закрыть те кредиты, которые по долгам. Как они дальше будут выкручиваться из ситуации: у них есть генеральный директор американец, он наверное что-то там решит.

Вот есть те участники, которые не успели. А есть – которые успели! Ну наиболее яркий пример какой: господин Прохоров. Делили-делили Норникель, вот такой здоровенный, вот на такой подножке на самом деле. Чуть-чуть во втором квадранте сидит. Он взял, успел кэш этот получить. Теперь он сидит с мешком денег и очень спокойно выбирает: а какие же золотносные рудники купить здесь, здесь, здесь. И на те деньги, которые есть у него сейчас, он может купить активов в 10-20 раз больше, чем если бы это было полгода назад. То есть Норникель на 70-80% упал в своей капитализации.

Есть кто успел, кто не успел. Но если цель – именно продажа бизнеса, то наверное всё, что я сегодня буду рассказывать, может быть не очень интересно. Могут быть другие цели. Могут быть цели передачи бизнеса по наследству. Может быть такая цель, вот построить бизнес, создать компанию. И на самом деле, эта цель не очень рекламируется, но когда я смотрю, что происходит в той же самой Западной Европе, там громадное количество компаний, которые уже живут по 70, по 80, по 100 лет. Ими руководят 3-е, 4-е поколение. И эффективно руководят. И они не собираются выходить на биржу. Закрытые компании, которые приносят их владельцам и их семьям сотни миллионов евро дохода. И они говорят: нет, мы не будем публичной компанией.

Но вы понимаете, в России, кто не стал публичной компанией, ну так вот, если вы вспомните публикации, ну это фактически в скобочках ну неудачник, он несерьезный. Вот публичность, выход на биржу – это фактически как самоцель. Почему вот такое вот информационное поле вокруг бизнеса создается? Нормальный, уважаемый человек, вот он вышел на какой-то масштаб бизнеса, вот он должен провести IPO. Кто это создает? А сколько вы должны денег и кому заплатить за это IPO, за обслугу. Очень большие деньги. Советникам, банкам, вот вся обслуга бизнеса, так называемый консалтинг, вот он и создает это информационное поле. С учетом того, что для русских вопрос престижа, определенной растопырки пальцев – это не пустой звук. Мы должны понимать наши плюсы и минусы. На понт и раньше брали, и русских купцов брали, и мы можем на эту удочку тоже определенным образом попасться.

Я просто хотел сегодня сказать, что это не единственный путь, на самом деле, вообще, и европейского и американского бизнеса. Поэтому конечно вам нужно было бы совершенно четко определиться. Если короткая продажа – ну тогда это забег на короткую дистанцию. Тогда наверное нет смысла идти сюда вот таким образом. Если вы воспринимаете бизнес именно как серьезную работу создания компании, которая будет потом существовать 10-20-30 лет, то наверное все-таки путь таким образом, он более, скажем, приемлим. Ну это по крайней мере моя позиция, мы можем потом поспорить. Потому что естественно, я не собираюсь здесь выступать в роли такого знающего гуру, у которого есть все ответы на все вопросы. Просто есть какой-то путь, есть какая-то позиция, есть какое-то видение.

Я немножко тогда, чтобы было понятно, расскажу о себе и о том, как вот эти подходы, эти принципы я реализовывал в рамках того, пока компания создавалась. Для начала, родился я 12 апреля, в День Космонавтики. И получилось таким образом, что наверное на мне это пятно осталось на всю жизнь. В детстве я бредил космосом, значки только про космос, марки про космос. Поэтому, 15 лет – это московское суворовское училище, парады на Красной площади. Там мне объяснили, что нормальный космос – это только армия, значит я поступил в Космическую Академию имени Можайского в Санкт-Петербурге, и более 20-ти лет прослужил в Военно-Космических Силах теперь России, и раньше СССР. Причем работал и служил я в войсках, так скажем, интеллектуальных войсках. Где мы непосредственно занимались разработкой космической техники. Я получил образование инженера по обработке информации, фактически я именно инженер-программист. Хотя жизнь, так скажем, ставила именно такие задачи, сложные задачи, в рамках которых приходилось быть специалистом не только в этих областях.

И вообще с моей точки зрения, это маленькое лирическое отступление, мы сейчас на пороге очень большой, с моей точки зрения, ошибки, когда мы пытаемся нашу высшую школу уподобить западной школе. У нас всегда наша высшая школа по крайней мере на уровне лучших, так скажем, представителей, это МГУ и многие другие, чем отличались и сейчас отличаются пока еще, слава богу, от запада: мы даем системное образование, мы даем все в комплексе. Люди, которые получают высшее образование в России, их мозги в основном именно системные. МГТУ имени Баумана, когда я смотрю, кто из многих предпринимателей… там очень много инженеров, которые вот не поделили госсобственность, этих товарищей я в качестве предпринимателей не очень отношу, а те которые вот мы попали в эпоху выживания и мы стали что-то создавать, которые с нуля что-то создавали, очень много инженеров, почему: системные мозги.

Мы могли там, мы могли там. Вот мы с американцами запускаем совместный космический аппарат, прибор Томс. Сидят американцы, сидим мы, все программисты. В этот момент американца куда-то понесло. Он залез куда-то, свернул нам стойку, вывернул все наши запаянные, там все эти провода. До запуска 30 минут, все в шоке, международный скандал. Мы втроём хватаем паяльники, и начинаем паять, вот всё, за 15 минут мы это всё спаяли. Американцы в шоке. А вы-то чего в шоке? Ну мы-то в шоке, нам сейчас накостыляют по полной программе, ну вышестоящие ребята с лампасами. А вы-то чего в шоке? А, говорит, а как, а что, вы что, паять умеете? Вот у них программисты, допустим, паять изначально не умеют. Они получают вот какую-то такую вот узкую специальность, вот в этом кусочке они знают всё.

У нас образование такое: мы вот в этом кусочке знаем кое-что, вот в этом тоже кое-что, вот в этом тоже кое-что, но потом выясняется, что этот кусочек вот такой вот здоровенный. И в то же время мозги устроены так, что если жизнь заставит, то из этого маленького кое-что будешь потом знать всё. Ты можешь углубляться туда, можешь гулять… А они сдвинуться вправо-влево фактически не могут. И вот сейчас этими едиными ЕГЭ, еще чем-то, происходит определенное вбивание нас в определенный мыслительный шаблон. Я вообще не понимаю, как литературу сдать по ЕГЭ. Ну в принципе. И многие другие вещи. И вот нашу высшую школу сейчас пытаются трансформировать, слава богу если у них не получится, хоть эта реформа. Для того, чтобы нам оставили нашу системность.

Почему я об этом говорю: потому что когда нас готовили в Космическую Академию… то, что я сейчас для вас говорю, вот эти вещи, я уверен, что многие никогда над этим не задумывались. Определённые вот эти откровения… А нас с самого начала готовили таким образом: есть космическая группировка, она должна в любом случае решить задачу. Какие-то лазеры стреляют, какие-то противоракеты по ним бьют, что-то там происходит, то есть у нас агрессивная внешняя среда, которая ей категорически мешает выполнять эту задачу. В чем отличие с нашим российским бизнесом? Я пока европейский не беру. Вам мешают выполнять вашу задачу? Еще как мешают! Не, на самом деле говорят, что помогают. Приходит пожарник. Он тебе помог. Он же показал на все твои неправильности! Помог, получил, ушел. СЭС, еще кто-то там, масса. Я уже говорил: господи, как замечательно быть российским производителем! Не помогают, вообще забыли, что мы есть. Не надо нам помогать, потому что такая помощь выходит… ну таким образом, как вы все прекрасно знаете. То есть мы, по крайней мере мы как малый либо средний бизнес в России, мы все время вынуждены расти, выполнять свою задачу в условиях агрессивной среды. И не взирая на все политические заявления, менее агрессивной эта среда не становится.

И вот на этот момент вот мне было совершенно четко понятно, что меня готовили как специалиста по, так скажем, космической группировке. Я понимал, что такое эффективность, я понимал, что такое устойчивость. И компанию, или бизнес, нужно было строить именно таким образом. Мы создали очень интересные разработки. Спутники, которые мы делали, мы потом уже ушли все, а они работали, летали еще много лет. Я например ушел только в 98-м году, а начиная с 93-го года нам зарплату почти не платили. То есть вот мы на страну работали, что-то создавали, где-то подрабатывали, для того чтобы на что-то семью, потом приходили обратно на работу и опять что-то создавали. Но когда генералитет в 98-м году начал все эти разработки продавать понятно куда, вот тут мы все встали, сказали: так, мы на дядю Сэма работать не будем ни за дорого, ни за дешево.”

 

Продолжение следует…

 

Павел Сурменок

Красноярск, 13 декабря 2009, вечер

Коммьюнити

Анатолий Левенчук несколько лет назад написал заметку о типах коммьюнити. Там он делит все коммьюнити на 2 типа: единокультурные (демократические) и субъективнокультурные (либертарианские).

Первые – это типа slashdot, где можно плюсовать/минусовать посты, и в итоге среднестатистические пользователи читают то, что по душе большинству. Как правило большинству по душе какой-то середнячок, а какие-то специфичные интересные вещи остаются за кадром.

Из рунетовских сообществ по такому принципу, думаю, работает habrahabr.ru.

Второй тип коммьюнити – это те, где пользователь сам может выбрать, что читать, что не читать. Чужое мнение ему не навязывается.

К таким коммьюнити можно отнести ЖЖ. Тут, хоть и есть какой-то общий топ записей и пользователей, но по сути каждый пользователь сам по себе. Никто его посты формально не оценивает. Никто не диктует ему, что читать, что не читать. Пользователь может добавить в фрэнд-ленту любые интересные ему журналы, и читать этот отобранный поток мыслей.

 

Кстати, о потоке. Сейчас у меня standalone блог, которому я приделал трансляцию в ЖЖ (велика вероятность, что вы сейчас этот пост читаете именно в ЖЖ, а не у меня на surmenok.ru). Раньше я ЖЖ не пользовался, и всех его возможностей оценить не мог. Но я, естественно, читал чужие блоги, как ЖЖ, так и standalone. И для удобства чтения пробовал разные ридеры. Начиная от виндовых программ, заканчивая веб-сервисами вроде Яндекс.Ленты. Всё не то.

Не радовало меня в основном то, что все эти ридеры показывают каждый блог в отдельности. Когда их несколько десятков – это очень неудобно. Мне нужен был поток постов из всех блогов разом.

Поэтому я взял всю техническую мощь современности и на основе сервиса Yahoo!Pipes сделал штуку, которая собирала RSS_трансляции всех нужных мне блогов, скидывала посты из них в кучу, сортировала по дате и выдавала в виде RSS. Этот RSS я засунул в Яндекс.Ленту.

Получилась вполне сносная блогочиталка. Только всё равно не идеальная. Во-первых, иногда что-то глючило. То ли Yahoo!Pipes отваливался, то ли Яндекс.Лента барахлила, но иногда я оставался без свежего потока постов. Во-вторых, трудно было вносить изменения в список источников данных. Для этого приходилось залезать в Yahoo!Pipes и там править систему в громоздком редакторе.

В итоге я перестал читать блоги вовсе. А какое-то время после переноса блога на surmenok.ru и создания трансляции в ЖЖ, меня начали фрэндить в ЖЖ, и я заинтересовался тамошним дизайном. Дизайн оказался вполне сносный. Фрэндлента там организована именно так, как я изначально пытался сделать с помощью других инструментов: потом постов, отсортированный по дате. И управление вполне нормальное (кнопочки “Add them as a friend” в каждом блоге). В итоге я позакидывал в фрэндленту еще какое-то количество интересных мне авторов, и теперь почитываю поток сознания через ЖЖ.

И почему я не подумал об этом раньше? Видимо, потому что было у меня относительно ЖЖ предубеждение, что это не для профессиональных блогов, а для лытдыбра. Лытдыбра там действительно намного больше в процентном отношении, чем в standalone блогах. Это от той массы пользователей, наплывших в интернет за последние годы (лет 7-10 назад контент в ЖЖ был в среднем намного качественней, т.к. в интернете была выше доля профессионалов). Но ЖЖ – он на то и либертарианского типа коммьюнити, чтобы можно было читать тех, кто интересен, и отбрасывать лытдыбр.

 

Павел Сурменок

Красноярск, 13 декабря 2009, вечер

Дорогой миф о потеплении

Все вы, наверное, слушали о глобальном потеплении. Дескать, парниковый эффект и всё такое.

И наверняка вы представляете, сколько денег (в том числе и наших с вами, хотя больше конечно американских и европейских налогоплательщиков) затрачивается на пропаганду этого мифа и на борьбу с потеплением.

Почему миф? Ну… Если немного подумать, то  можно понять, что все техногенные выбросы углекислого газа – это пренебрежимо малая величина по сравнению с масштабами той регуляции, которая человеку не подконтрольна: как выбросы в атмосферу, так и аккумуляция углекислого газа в мировом океане, и другие всякие природные процессы.

То есть, если даже предположить, что увеличение концентрации углекислого газа в атмосфере ведет к потеплению – то всё равно мы бессильны что-то изменить. Это всё равно, что бороться с лесными пожарами, заливая их водой из чайника.

Но кто сказал, что вообще говоря такая зависимость между концентрацией газа и потеплением есть? Кто это проверял на практике? Кто обсчитывал теоретически? Вы видели эти расчеты?

Вот что говорит об этом Анатолий Вассерман:

 

 

Ок. Анатолий говорит красиво. Но давайте разберемся всё же с теоретическими расчетами. А вот здесь приведены теоретические расчеты теплофизиков (статья академика О.Г. Сорохтина). Что интересно, эти расчеты показывают совсем обратное: углекислый газ приводит к отражению солнечных лучей и как следствие – похолоданию.

 

Хорошо, скажете вы, теория может и ошибаться, но есть же экспериментальные данные. Всемогущие британские ученые ведь делали какие-то расчеты изменения климата за последние 1000 лет, и видно, что становится теплее.

Так вот, друзья. Что-то не чисто в британских научных кругах :( И опять же, чтобы узнать правду, похоже пришлось прибегнуть к помощи русских специалистов (их имена и происхождение доподлинно неизвестны, но валят на русских). На этот раз не ученых. Несколько недель назад “научную общественность” потряс скандал. Неизвестные добрые люди взломали сервер Университета Восточной Англии и опубликовали хранившуюся там переписку ученых.

Содержание одного из писем привлекло внимание многих:

 

Фил Джонс – Рэю Брэдли, Майклу Манну, Малколму Хьюзу, копия – Кейту Бриффа:

«Я только что завершил осуществление трюка Майка, [использованного в журнале] Nature, по дополнению реальными температурами каждой серии данных за последние 20 лет (т.е. с 1981 г. и далее) и с 1961 г. для Кейта для того, чтобы скрыть спад [температуры]. Серии Майка дополнены ежегодными данными для суши и океана, в то время как другие две [серии] дополнены данными за апрель-сентябрь для суши северного полушария к северу от 20 градуса северной широты. Последние две [серии] являются реальными данными для 1999 г., в то время как комбинированнная оценка для северного полушария в 1999 г. выше на 0,44°С по сравнению [со среднегодовой температурой за] 1961-90 гг. Глобальная оценка для 1999 г. с данными по октябрь является на 0,35°С выше по сравнению с 0,57°С для 1998 г… Салют, Фил».

 

Речь идет не о чем ином, как о намеренной фальсификации статистических данных. Целью является сокрытие похолодания климата в последние несколько десятков лет.

Андрей Илларионов провел небольшой анализ переписки ученых, можете почитать.

 

Ну что ж… Об этом много говорили и раньше, а теперь косяки глобальных фальсификаторов становятся всё заметней.

Зачем им это нужно? Я думаю, что, если не говорит о получении рядом “ученых” дутого авторитета и пачки нобелевских премий, основная цель – распил миллиардов долларов госпрограмм по борьбе с “глобальным потеплением”. Может быть этим деньгам стоит найти более достойное применение?

 

P.S. Уже хотел публиковать пост, когда заметил новость по теме. Глава климатического подразделения Университета отстранен от выполнения своих обязанностей. Что ж, эта новость и отсутствие опровержений со сторону Университета подтверждают подлинность информации в письмах.

 

Павел Сурменок

Красноярск, 2009 декабрь 04, полдень

 

Курсы Массачусетского Технологического

Несколько лет назад MIT (Массачусетский Технологический Институт, одно из лучших в мире технических учебных заведений) предоставил свободный доступ к материалам своих учебных курсов. Наверное не ко всем, но опубликовано очень многое, начиная от компьютеров и архитектуры, заканчивая конструированием космических кораблей и атомной энергетикой.

Я там побродил, кое-что интересное нашел.

Не понравилось только, что не ко всем курсам там выложены readings (чо почитать). Во многих курсах вместо текстов приведены просто ссылки на книги на Amazon.com. Я бы может и рад был почитать книжки, оно даже и лучше чем сжатые тексты лекций. Но, во-первых, бумагу не очень удобно читать. Во-вторых,  непонятно, как эту бумагу заказать и оплатить. Еще ее ведь надо ждать, пока придет. В-третьих, цены какие-то адские, порядка 100-150 долларов за книгу.

Где можно англоязычную научную литературу посливать в электронном виде? Какой-нибудь буржуйский аналог torrents.ru или infanata.org может быть?

 

Павел Сурменок

Красноярск, 4 декабря 2009, полдень

 

Гироскоп в каждый смартфон

Сейчас уже никого не удивишь тем, что в смартфоны ставят миниатюрные акселерометры на базе технологии MEMS (microelectromechanical systems). В iPhone, например. На базе этого аппаратного обеспечения уже достаточно много интересного ПО разработано, особенно игр.

Однако акселерометров мало. Чтобы полностью определять все пространственные манипуляции с устройством (перемещения, вращения), необходимо установить туда кроме трёх акселерометров еще и гироскоп (или несколько, если скажем двухосевые ставить). Такая система навигации используется,  например, в самолётах, в ракетной технике. Задав на земле текущие координаты и ориентацию аппарата, далее в течение всего полёта система навигации будет точно знать, где находится аппарат – всё движение можно просчитать по данным, считываемым с акселерометров и гироскопов.

Теперь к миниатюрным акселерометрам добавились и столь же малые гироскопы на основе MEMS. И недорогие: 3,6 USD за штуку при заказе партии от 1000 штук.

Что с такими устройствами можно сотворить? Думаю, тысячи разработчиков ПО применение им найдут быстро, а пользователи всё это с удовольствием будут пользовать.

 

Павел Сурменок

Красноярск, 28 ноября 2009, полдень