Monthly Archives: December 2009

Почему Абрамович стал миллиардером

Наткнулся на забавную историю о Романе Абрамовиче:

 

“Когда я была в клубе «Транзит», где мы говорили о девяностых, там в какой-то момент пошло обсуждение, почему одни становятся богатыми, а другие – нет. Один молодой человек, его, кажется, звали Павел, вспомнил интересную деталь, как он с компанией играл во что-то типа «Монополии», смысл игры – по ходу кто-то становится богатым, а кто-то разоряется. И получилось, что, как бы они не садились, как бы правила игры не меняли, у них всегда одни и те же выигрывали, а другие проигрывали.

В связи с этим я вспомнила похожую историю. Давно, когда только начала дружить с Романом Абрамовичем, он мне рассказал одну забавную историю из своего армейского прошлого. После двух лет службы, он уже должен был уходить на гражданку. Но в армии существует такая штука, как «дембельский аккорд». Это когда уходящий из армии солдат должен сделать что-то полезное для своей части. И пока не завершит этой работы, уйти не может. Идея понятная, человек мечтает попасть домой, рвется изо всех сил все сделать быстрее. Я спросила у мужа, он тоже служил, было ли у него что-то подобное? И хотя он служил на десять лет раньше и за тысячи километров от места, где служил Роман, у него тоже был свой дембельский аккорд. Он, перед тем, как уйти на гражданку, должен был запустить новую аппаратуру связи (он служил связистом). А у Ромы дембельский аккорд оказался совсем непростым. Ему, с группой таких же заканчивающих службу товарищей, поручили прорубить просеку в лесу для будущей дороги. Работы – на несколько месяцев. А им домой хочется. Вопрос всем, ну, чтобы вы сделали?

Рассказываю, что придумал Рома. Он поделил лес, который им надо было вырубать, на равные квадраты, и пошел в ближайшую деревню. А там, как обычно, в домах печки, у всех проблемы с дровами. Он сказал, что продает право на вырубку леса на вверенном ему участке. И каждый из квадратов продал. Вся деревня ринулась на вырубку леса. Через два дня вся просека была вырублена. И на третий день Роман Абрамович отправился домой, простившись со своей частью навсегда. Я спросила, а что ты сделал с деньгами. Он сказал, что поделил на три части. Одну отдал остающимся офицерам. Вторую, друзьям, которым оставалось еще служить. А третью кучку поделили между собой участники дембельского аккорда. Денег было много.

Вот такая история. Как из Романа Абрамовича в советские времена выклевывался бизнесмен.”

 

Павел Сурменок

Красноярск, 30 декабря 2009, вечер

 

Магазины Красноярска

А кто знает, есть ли в Красноярске супермаркеты с качественным продовольствием? Ну типа как Азбука Вкуса в Москве (я там не был никогда, но по слухам, товар там качественный). Или максимум качества у нас – это Красный Яр?

 

Павел Сурменок

Красноярск, 29 декабря 2009, вечер

 

Измерение риска

Когда вы конструируете стратегию инвестирования, обычно производите выбор используемых финансовых  инструментов и доли их в портфеле.

Основные учитываемые параметры финансовых инструментов – это потенциальная доходность и потенциальный риск. Эти понятия входят в сферу интересов науки эконометрики, занимающейся количественным анализом экономических процессов и их моделированием.

Для измерения доходности и риска эконометрика использует методы математической статистики.

Как правило, берутся данные по доходностям актива за некий исторический период. Годовые доходности или квартальные. Или, например, 5-годовые, если инвестиции планируются на более долгий срок.

Для полученных рядов доходностей вычисляются различные показатели. Наиболее интересны для нас математическое ожидание доходности и стандартное отклонение.

 

Математическое ожидание доходности – это фактически средняя доходность. По нему мы можем примерно оценить будущую доходность актива, если он будет вести себя так же, как и ранее в рассмотренный исторический период.

 

Стандартное (оно же среднеквадратичное) отклонение выступает мерой риска. Оно будет минимально (равняться нулю) в случае, если все доходности нашего ряда доходностей одинаковы. Допустим, если за исторический период цена актива росла ровно на 10% каждый квартал.

Если же актив изрядно “колбасит” (за один квартал доходность -70%, за другой +30%, дальше -10% и +50% и т.п.) – то стандартное отклонение будет велико.

Фактически, стандартное отклонение показывает, насколько точно можно спрогнозировать доходность актива. Чем меньше стандартное отклонение доходностей, тем более гладкой будет кривая роста капитала, и тем спокойней будет сон инвестора.

 

Однако оценивать доходность и риск актива нужно в совокупности. Скажем, идеальным уровнем риска будет обладать портфель, целиком состоящий из наличных: стандартное отклонение доходностей будет равно нулю. Но и математическое ожидание доходности тоже будет равно нулю. А это нам не интересно.

Поэтому изобретены и изобретаются ныне различные показатели, рассчитываемые на основе мер доходности и риска. Например, вы наверняка слышали о коэффициенте Шарпа. Он вычисляется по формуле:  М[Д – Д0] / Р, где М – математическое ожидание, Д – доходность актива, Д0 – безрисковая процентная ставка, Р – стандартное отклонение доходности.

Это лишь один из многих используемых на практике показателей.

 

Павел Сурменок

Красноярск, 29 декабря 2009, вечер

 

Мировой бульон

В России около 140 миллионов жителей. В мире их уже около 7 миллиардов человек. Большинство из них всякие крестьяне, индейцы и придурки в африканских пустынях с АК-74 на плече. Но толковых людей в мире в целом всяко в разы больше, чем в России. Особенно учитывая, что Россия – тоже часть мира :)

Что у нас сейчас самое важное? Не зерно, не нефть и не золото. А информация. Интеллектуальный потенциал. Почему не нефть? К слову, в США тоже очень большие запасы нефти, и добыча может быть развернута (скважины расконсервированы) в считанные дни. И другого сырья хоть отбавляй, тоже вся таблица Менделеева в землю закопана. Но они не стремятся экспортировать сырьё, а экспортируют как раз-таки высокотехнологичную продукцию, научные разработки и прочее важное с научно-технической точки зрения.

Два инженера, действуя независимо друг от друга, с большой вероятностью будут менее эффективны, чем они же, действуя совместно: разделив как-то задачи, или хотя бы просто обмениваясь информацией.

Для совместной работы и обмена информацией совершенно необходимо иметь общий язык. Иначе коммуникации не будет. Я даже не рассматриваю пока разные языки, специфичные для предметной области (domain-specific languages) или какие-то нотации. Базовый уровень – это естественный язык. Английский, русский, немецкий.

Если инженер или ученый знает только русский язык, он может общаться только с другими людьми, знающими русский. А их не особо и много. Это практически только exUSSR, менее 300 миллионов человек – менее 5% землян.

Гораздо большие возможности имеют те, кто владеет английским языком. Знающих английский, ну, я думаю, не меньше миллиарда человек. Скорей всего больше, но там уже за уровень знаний трудно ручаться.

Естественно предположить, что и эффективность работы англоговорящих товарищей будет существенно выше.

И грустно становится, когда понимаешь, что в России английский язык на приемлимом уровне знает исчезающе малая доля населения. Да, в школе и в ВУЗах английскому учат всех. Однако даже уровень кандидатского минимума оказывается совершенно недостаточен для нормальной работы. Реально применять английский язык в деле могут только те, кто занимался его самостоятельным изучением.

И эти люди могут в полной мере черпать информацию из “мирового бульона”. Залез в Гугл и черпай :) Очень приятно и очень эффективно.

 

Однако есть еще другой вопрос. Черпать – оно хорошо. Но как-то нехорошо вроде как только черпать, надо еще и назад что-то сливать. Об этом не так давно писал Анатолий Левенчук, который сейчас ведет также англоязычный блог, сливая по-тихоньку умные мысли в мировой бульон.

Только вот моральное требование пополнения мирового бульона – оно не работает, как и другие моральные требования. Реально мотивировать человека может только то, что в конечном счете приносит личную пользу. В основе всего лежит экономика. Так какую экономическую личную пользу может принести сливание результатов  умственного труда в мировой бульон? Я вижу основным мотивом только увеличение личной эффективности за счет обмена информацией с зарубежными коллегами: они читают, рецензируют, спорят, пользуются – дают обратную связь.

Или здесь есть что-то еще?

 

Павел Сурменок

Красноярск, 29 декабря 2009, вечер

 

Что почитать по фьючерсам

Меня на комоне (социальная сеть трэйдеров) просили подробней рассказать о фьючерсах.

Рассказывать не буду. Ибо уже много раз рассказано. Дам только ссылки, что почитать.

Чтоб понять, что вообще такое фьючерсный контракт, можно почитать статью в википедии :)

Чтобы узнать подробней о площадке ФОРТС, где сосредоточены основные объемы торгов фьючерсами и опционами в России, можно заглянуть на статью на сайте Финама.

Ну а за наиболее полной и актуальной информацией (правда, в очень формальном виде) о правилах работы ФОРТС, спецификациях торгуемых там фьючерсов и опционах надо идти конечно на официальный сайт ФОРТС.

О том, как подключиться к ФОРТС и начать торговать фьючерсами и опционами – спросите у своего брокера.

 

Павел Сурменок

Красноярск, 28 декабря 2009, вечер

 

Информационная политика

Частенько бывает недоступен сайт красноярского кинотеатра Луч. Сегодня хотел поглядеть расписание сеансов, и сайт опять оказался недоступен.

Странно, подумал Штирлиц. Не может же так часто сайт падать. Если проблема не в сайте, то значит проблема в каналах связи. Опросил знакомых красноярцев, которые пользуются другими провайдерами – у них сайт также недоступен.

Всё страннее и страннее, подумал Штирлиц. Тогда спросил знакомого москвича. И о чудо, ему сайт вполне доступен!

Долго думать не стал, залез через Terminal Services на свой московский сервер, и оттуда зашел на сайт Луча.

 

Я не знаю, что там и где сломалось у них. Но картина получается интересной. Сайт доступен всем, кроме тех, кому он единственно необходим – жителей Красноярска.

 

Павел Сурменок

Красноярск, 25 декабря 2009, вечер

 

Странная нелюбовь к фьючерсам

Подавляющее большинство сотрудников красноярского филиала Финама боятся фьючерсов. Даже Элвис Марламов, директор филиала, про которого говорят “Элвис не дурак, далеко не дурак!”, советует клиентам не иметь дел с фьючерсами на акции и индексы: “категорически не рекомендуем покупать-продавать контракты на акции и индексы, это ведет к потере счета”.

Вот так вот. А ведь фьючерсы – для спекулянтов очень удобный инструмент.

 

Фьючерсы для большинства трэйдеров, особенно начинающих, не слишком понятны. Действительно, теоретически понять, как они работают, непросто. Какие-то там контракты заключаются, обязательства какие-то на поставку товара, какое-то гарантийное обеспечение… Непонятно. Надо разбираться.

Но на практике вся эта контрактная основа не столь важна. Фьючерсы торгуются точно так же, как и базовый актив, больших спрэдов между акцией и фьючерсом на акцию не бывает. Тому есть вполне понятное объяснение. Цены выравнивают арбитражеры. Если есть большой спрэд, то тогда вы можете просто зашортить то, что дороже и купить в том же объеме то, что дешевле. Когда спрэд уменьшится – закрываем сделки, фиксируем фактически безрисковую прибыль. Почему спрэд уменьшится? В конце концов он уменьшится до нуля, когда наступит дата исполнения контрактов (дата экспирации). Думаю, это всё предельно понятно. Поэтому усилиями толпы арбитражеров (которые по большей части пользуются роботизированными торговыми системами, для мгновенной реакции на изменение спрэда) спрэд поддерживается в очень узком диапазоне.

А раз акции и фьючерсы торгуются синхронно, то значит одинаково можно спекулировать и акцией и фьючерсом на нее.

 

Какие есть преимущества у фьючерсов?

Во-первых, по фьючерсам банально меньше комиссии получаются. Скажем, в Финаме на базовом тарифе комиссия при купле/продаже акций – 0,04% от сделки (0,01% идет бирже, 0,03% – брокеру), причем минимальная комиссия с одной сделки – 41,3 рубля с НДС (35 без НДС).

А на фьючерсах суммарная комиссия брокера и биржи получается порядка 1-5 рублей за контракт (в зависимости от типа контракта). То есть, при небольших сделках получаем размер комиссии на порядок меньше. В процентном отношении это также существенно меньше, чем на акциях.

 

Во-вторых, на фьючерсах больше допустимое плечо. Для контрактов на акции – это обычно 1:5, для контрактов на индекс РТС, на доллар, евро, золото, серебро – существенно выше. Правда торговать с таким плечом очень рискованно, но это уже ваше личное дело, если у вас риск-менеджмент хорош, то можете воспользоваться этими возможностями.

 

В-третьих, нет ограничений на шорты. Тот же Элвис постоянно рассказывает про страшный сон медведя: биржа открывается, цена на открытии обваливается больше чем на 3%, валится дальше, торги останавливаются; на следующий день на открытии опять обвал больше 3%, и так до дна :) . Как известно, на ММВБ сейчас правила запрещают открывать шорты по цене менее чем цена открытия минус 3%. На фьючерсах таких ограничений нет.

Кроме того, не все акции разрешается шортить. На фьючерсах шортить можно всё (правда, тут неуместно понятие шорта как “продажа без покрытия”, там механизмы глубинные другие, но суть всё равно та же – можно зарабатывать на падении рынка). Более того, на фьючерсах можно было шортить даже тогда, когда осенью 2008 года были запрещены шорты на акциях.

 

Ну чем не сахар? Минусов вижу только два.

Во-первых, мало ликвидных фьючерсов на акции у нас торгуется. Пожалуй, это только фьючерсы на около десятка наиболее ликвидных акций вроде сбербанка, газпрома, лукойла.

Во-вторых, стоп-приказы на фьючерсах ставить нежелательно и даже опасно. Т.к. ликвидность маленькая, то велика вероятность случайного срабатывания стопов. Скажем, чтобы в вечернюю сессию пробить ваш стоп, достаточно купить всего лишь десяток-другой контрактов. Цена конечно сразу вернется обратно усилиями арбитражеров, но вы уже будете вне рынка.

Это конечно минус, но в принципе каким-то категориям трэйдеров жить это не мешает. Я, например, ориентируюсь на среднесрочную преспективу, и поэтому стопы мне ставить смысла нет. Так что многие бумаги я торгую на фьючерсах, так дешевле получается, да и плечо можно побольше ставить.

 

Павел Сурменок

Красноярск, 24 декабря 2009, полночь

 

Кратко об управлении инвестициями

“Управление инвестициями – это не наука и не искусство, это конструирование. Мы занимаемся конструированием и управлением финансовым риском” / Чарльз Чемпион

 

Павел Сурменок

Красноярск, 22 декабря 2009, полдень