Tag Archives: австрийская школа экономики

Человеческая деятельность

В сентябре прошлого года исполнилось 60 лет трактату «Человеческая деятельность» Людвига фон Мизеса. Об этом писало издание «Частный корреспондент».

 

«…Идея Фридмана заключалась в том, что экономика должна строиться по образцу естественных наук: выдвигать гипотезы и «тестировать» их на массиве эмпирических данных.

Но Мизес указывал, что такой подход бесплоден: в экономике нет «фактов» в том же смысле, в каком они есть в естественных науках. В естественных науках мы можем ставить эксперименты — изолировать один-единственный влияющий на систему фактор, оставив все прочие неизменными. В этом случае — да, мы можем точно приписать каждое из наблюдаемых следствий совершенно определённой причине. Это и будет тем фактом, на фундаменте которого мы можем строить здание теории.

Не так в человеческой деятельности. Исторические ситуации, которые должен исследовать экономист, работающий в рамках методологии Фридмана, уникальны. Каждое историческое событие является результатом совместного действия бесчисленного количества сил, и исходя только из знаний о самом этом событии невозможно установить, в каком направлении каждая из этих сил действовала. Именно в этом заключается причина того, что люди разных экономических взглядов способны ссылаться на одни и те же события как на подтверждение своих теорий: они просто приписывают присутствующим в этом событии силам разное направление и интенсивность воздействия. (Ярчайшим примером такого события, на которое ссылаются представители полярных экономических воззрений, является Великая депрессия.)

Таким образом, метод естественных наук, предполагающий проверку гипотез против наблюдаемых фактов, непригоден для экономического исследования. Что же тогда является правильным методом?

Мизес даёт ответ и на этот вопрос. У нас нет «внешних» фактов, способных дать нам адекватное представление о силах, влияющих на человеческую деятельность, но у нас есть уникальная, отсутствующая в естественных науках возможность наблюдать человеческую деятельность «изнутри»: мы сами являемся людьми. Это обстоятельство даёт нам доступ к определённым базовым знаниям о человеческой деятельности. Конечно, очень немногие из этих знаний можно обобщить на всех людей. Но даже этого немного, как показал Мизес, достаточно, чтобы построить детальную и сложную теорию человеческой деятельности, охватывающую все основные области экономической науки. Эта теория выстраивается исключительно путём дедукции, на основании самоочевидных предпосылок, знание об истинности которых мы получаем благодаря нашему уникальному, интимному знакомству с природой человеческой деятельности.

Именно построение такой всеобъемлющей теории из нескольких элементарных предпосылок является предметом «Человеческой деятельности».

Мизес считал, что экономика (или каталлактика, наука об обмене) должна рассматриваться как часть более общей науки о человеческой деятельности — праксиологии. Основная предпосылка праксиологии проста и самоочевидна: человек действует. Под действием имеется в виду целенаправленное поведение, которое отличает человека от объектов неживой природы. Уникальность человека состоит в том, что он управляется не причинами, но целями, что он не пассивно реагирует на окружающую его среду, но активно стремится изменить её, что на его поведение влияют события не (только) прошлого, но будущего. В природе человека заложена необходимость выбора — действуя, человек с необходимостью в каждый момент времени выбирает, к какой цели ему стремиться, какую потребность удовлетворить в первую очередь.

Казалось бы, из такого бедного набора начальных постулатов очень сложно вывести что-то содержательное. (Справедливости ради — это не все постулаты, используемые в праксиологии. В дальнейшем учениками Мизеса, в частности Мюрреем Ротбардом, были выявлены ещё несколько постулатов, которые в явном виде Мизесом не обозначены, но неявно им подразумеваются, например отрицательная полезность труда.) Именно поэтому чтение «Человеческой деятельности» представляет собой такой поразительный интеллектуальный опыт: читатель, с восхищением следя за логикой Мизеса, наблюдает, как он из простого факта человеческой деятельности выводит закон убывания предельной полезности — а от этого закона недалеко уже и до других базовых теорем экономической науки, на которых уже можно строить глубокую и содержательную теорию.»

 

Читать далее…

 

Павел Сурменок

Красноярск, 18 апреля 2010, полдень

 

Страховые крыши вместо государства

Интересную идею озвучил некто oetar. Идея эта популярна среди либертарианцев-анархокапиталистов, но в этом посте oetar’а очень уж любопытные споры в коментах, которые тоже стоит почитать.

Идея такая. Государство – это инструмент насилия, граждане – де-факто рабы абстрактной сущности под названием «государство», причём с положением возможно даже похуже, чем рабы в древнем мире, т.к. в отдельных странах до 90% ВВП идёт на налоги. Предлагается вместо государств реализовать ситуацию, при которой будут существовать конкурирующие «страховые крыши». Платишь крыше – она страхует твои риски. При этом для повышения эффективности своей работы крыша может иметь своё следствие, свои силовые подразделения (как, впрочем, и сейчас крупные страховые компании имеют собственное следствие для расследования страховых случаев).

Почему это лучше, чем государство? Потому что нет территориальной монополии. Соответственно конкуренция заставляет страховые крыши снижать издержки и повышать уровень сервиса.

Идея забавная. Почитайте оригинальный пост и, особенно, обсуждение в коментах. Заставляет задуматься.

 

Павел Сурменок

Красноярск, 14 апреля 2010, утро

Mises vs Rand: рынок решил

Спросите любого представителя австрийской школы, как он заинтересовался идеями свободного общества, и он укажет вам на Людвига фон Мизеса или на  Айн Рэнд.

У них немного разные взгляды. Рэндианцы – объективисты, считают, что рыночные цены объективны в том смысле, что отражают объективную реальность. Мизесианцы говорят, что цены рыночные субъективны и отражают субъективные предпочтения индивидов.

Давно и безуспешно идут споры о том, чьи идеи более влиятельны. Кто-то, например, посчитал популярность их книг (“Человеческая деятельность” Мизеса и “Атлант расправил плечи” Рэнд) на Амазоне. Выяснилось, что книга Рэнд намного более популярна. Но тут нельзя забывать, что книги Рэнд – fiction, в отличие от non-fiction Мизеса, а fiction всегда популярней.

Кто лучше всего покажет правду? Свободный рынок :)

В США IOn Group построила хитрое современное поселение  IOm Village. Кроме прочих в этой деревне есть улица Mises Street и John Galt Way (Джон Галт – один из героев книги Рэнд). Ученые решили проанализировать, насколько цена домов в деревне зависит от улицы, и какова эта зависимость.

При построении мат.модели они выбрали следующие параметры расчета цены дома: Мизес, Галт, Угловой, Озеро, Канал, Болото, Большой, Маленький, Год. Значения параметров: 0 (ложь), 1 (истина).

Далее взяли массив данных о проданных в этой деревне домах, и рассчитали коэффициенты в формуле расчета цены.

В общем, оказалось, что улица имеет значение, и дома на Mises Street существенно дороже. Рынок решил.

 

Павел Сурменок

Красноярск, 7 марта 2010, вечер